up
» » Тайны НЭПа. Как перетекали госсредства в частный карман
Загадки истории
Jadaha от 12-05-2014, 18:27
Тайны НЭПа. Как перетекали госсредства в частный карман
Вернуться на главную
1 556 просмотров
0 комментариев

НЭП

Экономическая система любого государства не может оставаться жизнеспособной без изменений, соответствующих духу времени, реформ, эффективного реагирования на развитие производственной и социальной инфраструктур. Но согласно историческим фактам, если экономика развивается, то вместе с ней, как правило, развиваются и новые опасные формы экономического поведения, появляются неизвестные ранее составы преступлений. Среди относительно новых хозяйственных преступлений в Украине можно выделить проявление монополизма и недобросовестной конкуренции, обманные действия по отношению к кредиторам, сокрытие банкротства, фиктивное банкротство, нарушение порядка выпуска (эмиссии) и обращения ценных бумаг и ряд других деяний. Преступники занимаются запрещенными видами предпринимательской деятельности, мошенничают с финансовыми ресурсами, незаконно используют сведения, составляющие коммерческую тайну, искусственно повышают и поддерживают высокие цены на товары народного потребления, сговариваются о фиксировании цен... Закономерно возникает вопрос - кто в большинстве своем и как нарушает законы? Еще в двадцатых годах прошлого века на этот вопрос дал исчерпывающий ответ советский хозяйственный деятель Юрий Ларин.

В 1920-е годы в Советской России на смену политике военного коммунизма пришла новая экономическая политика (НЭП). С ее помощью планировалось восстановление народного хозяйства и последующий переход к социализму. Продразверстка в деревне заменилась продналогом (при продразверстке изымали до 70 % зерна, при продналоге - около 30%), начал привлекаться иностранный капитал в форме концессий, прошла денежная реформа (1922-1924), в результате которой рубль стал конвертируемой валютой. Новая экономическая политика предполагала государственное регулирование смешанной экономики с использованием плановых и рыночных механизмов. В основе НЭПа лежали идеи работ В. И. Ленина.

С переходом к НЭПу заговорили и о роли частного капитала в промышленности, сельском хозяйстве, торговле и денежном рынке. При разных наркоматах и учреждениях были образованы комиссии по изучению частного капитала в СССР, собиравшие сведения о его деятельности в разных отраслях. Соответствующие доклады и данные поступали затем в комиссию по частному капиталу, работавшую под председательством Г. Орджоникидзе с участием вышеупомянутого Ю. Ларина. Частный капитал в тот период практически отождествлялся с понятием буржуазный капитал. И, соответственно, любая предпринимательская деятельность рассматривалась под микроскопом, включая поездки рабочих и крестьян за едой для собственных семей.

Обойтись без привлечения частного капитала для развития экономики при НЭПе государству не представлялось возможным. После долгой войны для поднятия хозяйства страны требовались товарно-рыночные формы. По мере укрепления государственного хозяйства, в товарно-рыночные формы вкладывалось все больше социалистического содержания (рост гос-промышленности, индустриализация в пролетарских руках). Но попутно восстанавливалось и частное предпринимательство. Как следствие, накапливался частный капитал. Во-первых, госорганы получили право хозяйственной связи с частными предпринимателями, а во-вторых, частные лица получили право хозяйственного предпринимательства.

НЭП.Частное предпринимательство


Появление возможностей для развития частного предпринимательства стимулировало развитие и нелегальной хищнической деятельности: государственные средства различными способами, перекачивались в частные руки. Кто обогащался? В основном, те, кто имел доступ «к кормушке»... Чиновники и «красные директора» воровали госимущество, льготные госзаймы, продавали свои услуги.

Экономист Ю. Ларин, исследовав материалы прокуратуры Союза ССР, где были представлены наиболее крупные судебные дела, которые прошли за период с 1920 года по 1926 перед судами республики по делам о хозяйственных преступлениях, выделил ряд основных путей нелегальной наживы при НЭПе.

Агенты и соучастники частного капитала в госаппарате

В составе госаппарата был круг лиц, которые, работая в хозорганах, в то же время организовывали различные предприятия на имя своих родственников, компаньонов или даже на свое собственное. Награбив, они обычно оставляли госорганы и «становились на собственные ноги». Организовывались параллельные лавки, параллельные магазины, параллельные общества, параллельные фирмы, которые якобы занимались поставками и подрядами на госорганы.

Как это делалось?

Вот, например, служащие Ленинградского военного порта вошли в соглашение с организованной для этого частной конторой «Заводопомощь» и украли из Ленинградского военного порта 200 тыс. пудов мазута, который вывезли поездами и цистернами и передали в распоряжение конторы. А «Заводопомощь» продала из них 50 тыс. пудов Ижорскому заводу и остальное - другим госорганам, нуждающимся в мазуте. У этой частной конторы не было при основании ни денег, ни каких-нибудь других средств, а только помещение в проходной комнате, одна машинка и машинистка.

Или еще. Начальник отдела снабжения Октябрьской железной дороги поручает своему тестю Медовому поставку для дороги горелок, ламповых стекол и фитилей. У Медового нет ни горелок, ни денег - вся суть в наличности ответственного родственника на железной дороге. Тогда Медовый получает в Ленинградском едином потребительском обществе (ЛЕПО) образцы горелок, представляет их в отдел снабжения, там составляют акт осмотра и платят Медовому за всю поставку.

Служащие Балтфлота Константинов, Курыленко, Зверев открыли два магазина, которые заполняли целиком из складов флота («включительно до щеток и фитилей»).

Лжегосударственная форма деятельности частного капитала

Под лжегосударственной формой существования частного капитала имеется в виду то, что частный предприниматель развивает свою деятельность, выступая формально в качестве государственного служащего, состоя на службе и пользуясь служебными полномочиями. Он производит свои действия по видимости как государственный служащий, а на деле осуществляет эти операции как частный предприниматель.

Типичный пример - дело некоего Лошинского. Он был государственным служащим, уполномоченным национализированной технической конторы. Лошинский был принят на службу Ташкентской железной дорогой, которая поручила ему заготовлять лесные материалы. У него имелась доверенность, которая свидетельствовала, что он является совершенно самостоятельным лицом, существующим на проценты с получаемых работ. Причем железная дорога уплачивает этому своему «агенту по заготовке лесных материалов» себестоимость заготовительных лесных материалов плюс 25 % к этой себестоимости. Лошинский имел право по доверенности самостоятельно увольнять и принимать служащих и т. д. - одним словом, он являлся в полной мере частным подрядчиком, а формально числился агентом железной дороги по заготовке различных шпал и т. п., государственным служащим. В качестве такового он «работал» без залога, без неустойки, без уплаты налогов и сборов, полагавшихся с частных лиц, на авансы дороги. Такая практика была в то время настолько общепринятой, что договор дороги с Лошинским беспрепятственно прошел пять инстанций. Сначала его утвердило управление дороги, потом финансово-техническая комиссия, потом финансово-контрольный комитет, потом Коллегия НКПС, потом межведомственная комиссия.

Апраксин двор


Злостная контрагентура

Третий способ накопления частного капитала в первый период НЭПа - это так называемые контрагенты госорганов, но контрагенты злостные. Они уже не являются тайными агентами частного капитала внутри госаппарата и не являются уже вообще государственными служащими. Они открыто выступают в роли независимых частных контрагентов. Это такие контрагенты, которые в качестве основного капитала имели только связи и знакомства в советских учреждениях и при помощи их устраивали свои дела.

Приведем основные методы их действий. Они делали, например, заказ государственным заводам, обеспечивая себе взяткой, во-первых, особо дешевое выполнение заказа, во-вторых, особую быстроту выполнения заказа и, в-третьих, особенно хорошее качество выполнения заказа. Благодаря этому они получали с заводов изделия, которые были лучше изделий, попадавших госорганам и кооперации, а во-вторых, - имели возможность эти изделия продавать дешевле на рынке, перекрывая государственную торговлю.

Следующий вариант. Они давали заказ под большую неустойку в случае, если завод не выполнит его к сроку. Причем было заранее условлено между такого рода частным заказчиком и соответственными коммерческими деятелями завода, что заказ, конечно, не будет выполнен в срок.

Есть список частных, так называемых технических и транспортных контор, которые в большом количестве были учреждены в Москве и в Ленинграде в 1921 и 1922 гг. Их основным и единственным занятием была контрагентура с госорганами. Из этих контор не оказалось ни одной, которая не кончила бы судебным процессом. Поэтому дела этих технических и транспортных частных контор могут быть хорошо изучены. Контрагенты были сплошь лицами, которые под видом коммерческих договоров с гoсорганами организовали фактическое хищение государственных средств. Характерной чертой являлась длительность этих хищений. Например, в Ленинградском порту это продолжалось шесть лет, в Ленинградской таможне - пять лет, в Рауспирте - три года, в Главном военно-хозяйственном складе - три года. Каждый раз в дело вовлечены были некоторые частные конторы и большой круг служащих, бывало по 50 и 100 человек.

Неликвидные фонды

Четвертый метод накопления капитала - это использование неликвидных фондов (запасов государства) коммерческим путем, т. е. путем приобретения их частными лицами на льготных условиях.

То, что было конфисковано в 1917 году, подлежало весьма слабому учету и в основном складировалось на государственных предприятиях. Также неликвидный фонд пополнялся и вещами нового производства или импорта. В 1925 году было предписано реализовать неликвидные фонды заводов и фабрик, чтобы увеличить этим путем оборотные средства предприятий. Затем дана была директива сократить количество запасов в производственных и торговых предприятиях. То есть государственное имущество отчуждалось частным лицам по пониженным ценам.

Вот несколько примеров. ГУМ в 1926 году 80 % импортной галантереи продал частным лицам. Из оптовой продажи ГУМа в 1926 г. вообще 56 % всех товаров было продано частным лицам.

Ленинградодежда, когда ликвидировала свое неликвидное имущество, вполне исправные автомобили продавала по цене от 400 до 600 руб. за единицу.
В порядке реализации «малогодных» и «излишних» неликвидных имуществ был создан даже частный флот. Это производилось таким образом. Вот, например, некий Легач купил у Фонкомбалта в Ленинграде за 5 тыс. руб. следующие вещи: 1) один буксирный пароход в 44 индикаторные силы; 2) один плашкоут грузоподъемностью в 7 тыс. пудов; 3) один плашкоут длиной в 10 саженей; 4) одну железную баржу грузоподъемностью в 6 тыс. пудов; 5) одну железную баржу грузоподъемностью в 10 тыс. пудов; 6) одну железную баржу грузоподъемностью в 9 тыс. пудов; 7) шаланду № 71; 8) железную баржу грузоподъемностью в 7 тыс. пудов; 9) буксирный пароход, который один стоит много дороже этих 5 тыс. рублей. Купив небольшой флот, этот самый Легач начал конкурировать с Государственным пароходством, получая заказы на перевозку от Нефтеторга и других государственных учреждений.

Хищническая аренда

В 1921 году было разрешено сдавать в аренду бездействующие государственные предприятия, был образован так называемый арендный фонд.
В большинстве случаев предприятия сдавались с большими запасами производимой продукции. Эти. запасы вывозились из предприятий, продавались арендаторами. Также предприятия сдавались на невыгодных условиях для государства, не обеспечивавших даже, что будет получаться хотя бы нормальный процент на вложенный в них капитал, не говоря уже об амортизации.

Приведем пару примеров, что происходило под видом аренды предприятий, по материалам судебных процессов. В Ленинграде Отдел коммунального хозяйства сдал в аренду двум предпринимателям целую улицу. За два года предприниматели сколотили приличное состояние, открыв на это улице несколько предприятий питания.

Охтенский цех Петрозавода был взят в аренду с запасами, которые не были учтены. Взявшие его в аренду инженеры продали в свою пользу неучтенное, как бы подаренное им имущество: 89 тыс. пудов снарядных станков, ножовки, сверла, напильники, медную стружку, двухтавровые балки и т. д. Все это продавалось различным госорганам и госзаводам. На суде адвокат этих арендаторов говорил: «Государство здесь не пострадало, так как все к нему вернулось обратно». Но только государство заплатило своим арендаторам за то, что само дало им бесплатно.

Система перекупок

Частные торговые предприятия скупали изделия государственной промышленности через подставных лиц в розничных государственных и кооперативных магазинах. Порой крупные частные оптовики через развитую сеть агентов выкупали чуть ли не весь товар, который затем отправляли для продажи в другие города.

В Киеве частники получали партии государственной мануфактуры главным образом из нелегально скупаемой в московской госрознице и московских кооперативах.

В Ростове-на-Дону две частные оптовые фирмы занимались лишь тем, что закупали у целого ряда розничников мануфактуру, полученную последними по договору с Всероссийским текстильным синдикатом, и продавали ее затем с надбавкой до 50 % против цен синдиката.

В Ташкенте не были прикреплены к госорганам две трети частников. Товар они получали через целый ряд нелегальных распылителей мануфактуры, как, например, все кооперативы инвалидов. В Одессе почти все частники-мануфактуристы получали товар мелкими партиями из Москвы, Ленинграда и даже из Туркестана и Сибири, закупая его там на частном рынке (у частных заготовителей, организующих на месте нелегальную скупку через своих агентов в советской госрознице).

Контрабанда

По всей западной границе с Эстонией, Латвией, Польшей существовал (на той стороне) ряд так называемых «транзиток». Транзитки находились почти у самой пограничной линии. Они являлись базой, складами для товаров, ввозимых в СССР контрабандным путем. Эти транзитки служили также приемными пунктами для контрабандного вывоза товаров за границу.

Иногда эти пункты служили для весьма своеобразных операций. «Существует порядок, что если кто-либо из пограничных жителей донесет агенту погранот-ряда о местонахождении контрабанды и тот ее задержит, то известный процент от суммы, вырученной на аукционе за этот конфискат, идет пополам задержавшему и осведомителю (треть). Это создало своеобразный промысел. У самой границы имеются турецкие фирмы, торгующие специально контрабандой. Приграничные жители переходят без затруднений границу, покупают (часто в долг) товар у этих фирм и переносят его на нашу сторону. Здесь перенесший сообщает погранотряду о нахождении им товара, а дальше все следует, как по-писаному. Товар конфискуется, продается с аукциона, и выдается премия осведомителю и задержавшему. Эта премия у нас составляет сумму большую, чем стоит товар в Турции», - из докладной уполномоченного МСПО, командированного в Батуми для закупки конфискуемых контрабандных товаров.

В связи с торговлей контрабандными товарами наблюдалось интересное явление: в пограничных портовых и других городах, которые являлись средоточием контрабанды, роль частной торговли иногда росла не только абсолютно, но и за счет уменьшения других видов торговли (государственной и кооперативной).

НЭП


Государственный денежный кредит

Следующий путь образования частного капитала - одностороннее снабжение его государственным денежным кредитом.
В СССР существовали следующие формы кредитования частного капитала. Во-первых, авансирование при заказах, поставках и подрядах. Во-вторых, товарное кредитование трестами и синдикатами.

Рассмотрим нарушения на примерах. Химический завод «Калорифер» (частный), якобы выпускающий перетопленное сало, хотел кредитоваться в Госбанке. Госбанк поручил своему агенту посмотреть завод. Завод оказался «работающим на полном ходу» и получил кредит в Госбанке. Оказалось впоследствии, что этот выпуск сала был единственным в практике этого завода за весь год, и выпустили сало исключительно для агента Госбанка.

А другой завод, мыловаренный, работал беспрерывно, но, как оказалось потом, всегда варил одну и ту же массу. Когда бы ни пришел агент Госбанка на завод, там всегда имелся запас массы для переварки и дежурный человек, чтобы ее варить.

Еще одно резонансное на тот период дело. Два предпринимателя, производившие земляные работы, получили даже не кредит, а гарантийное письмо Госбанка. Он сняли с гарантийного письма заверенные копии и разослали заграничным фирмам и советским учреждениям.

В итоге получили из-за границы заказ на 50 тыс. шпал, получили в аренду Нижегородский лесопильный завод в Майкопе, уже договаривались об аренде паркетного завода в Батуме, - когда вдруг попались на взятке и были арестованы.
На суде выяснилось, что дельцы приступили к работе, имея только помещение в одну комнату и штамп с наименованием своей фирмы, а под ним очень длинный список товаров, которые они будто бы заготовляют и производят на собственных предприятиях и заводах. Госбанк, очевидно, не устоял против такой представительной видимости.

Валютные операции

Нажива от валютных операций в период НЭПа - это прежде всего спекуляция на курсе бумажных денег в период большого колебания этого курса; торговля иностранной валютой и различные операции с ней.

Игра на курсе бумажных денег относится главным образом к периоду до 1924 года. Известное «даешь - берешь» заполняло в те годы так называемые «черные биржи» крупных городов в разных частях страны. Валютные спекулянты тщательно учитывали разницу фактических курсов советского рубля в разных частях страны и совершали переводы больших его партий из Москвы в Туркестан и т. п., используя для таких поручений, в частности, Госбанк.
Также во времена НЭПа наживались, уклоняясь от налогов, создавая лжекооперативы, спекулируя золотом - примеров нарушений только за 1921-1923 гг. можно было бы набрать не сотни, а тысячи. После первого этапа внедрения новой экономической политики были организованы сотни процессов по разным предприятиям и крупным хозяйственным организациям, выяснивших в судебном порядке сумму потерь государственных средств в пользу частного капитала. Эти процессы к тому же дали возможность выявить круг тех лиц, которые были преступниками в рядах государственных органов.

Новости по теме:
Поиск по сайту:
Тайное и неизведанное, загадки истории
Рейтинг@Mail.ru
© 2013-2017 Все права защищены