название
Как это было в реальности, а не по Пушкину
23.09.2018 141 0 Jadaha

Как это было в реальности, а не по Пушкину

Загадки истории

Вы, наверное, знаете, что во времена юного Пушкина и декабристов был в России такой дядька — генерал Аракчеев. Это был тупой, исполнительный палач, готовый выполнить любой — даже самый людоедский — приказ императора.


Генерал-отморозок правит Россией


Русский император (им тогда был Александр I) оценил это рвение. Приблизил его к себе. Сделал его своим фаворитом. И так, знаете, Александр доверял этому генералу-отморозку, что фактически последние 10 лет царствования Александра I (это примерно 1815—1825) страной правил фактически генерал Аракчеев. А сам император — у которого уже начал слегка «чердак подтекать» на почве разного рода катакомбных культов и мистицизма — предавался больше размышлениям о суетности бренного мира. А делами управления почти и не занимался. А все скинул на генерала Аракчеева.
Но сегодня я вам расскажу не о самом Аракчееве.
А об евоной сожительнице — Настасье Минкиной. В свое время это была известная барышня. Вот послушайте...


Мерзавец и знойная брюнетка...


Вообще эта Анастасия (или, как говорили тогда, — Настасья) Минкина была крепостной графа Аракчеева (генерал еще и графский титул от царей имел — за преданность). То есть — его рабыней. В принципе, своих рабынь Аракчеев «употреблял для постельных утех» пачками. И тут же — удовлетворив похоть — забывал о них. Не так вышло с Минкиной. Этой девчушке (когда Аракчеев растлил ее — молодке было всего лишь 16 лет) удалось овладеть сердцем безжалостного палача. Видимо, было в ней что-то такое — притягивающее. Современники описывали ее как сексапильную знойную брюнетку (в жилах Насти текла цыганская кровь).


«Ножной коврик» для палача


Но не только телесной красотой взяла она графа (что у него — других сочных рабынь не было?). Взяла она фактического правителя России вот чем. Настя виртуозно, с душой, исполняла роль секс-рабыни. Вот
что писал сам престарелый палач Аракчеев после трагической гибели своей полюбовницы (об этом — расскажу чуть ниже): «Спала она не иначе, как на земле у порога моей спальни... Не проходило ни одной ночи, в которую бы я, произнеся какой-нибудь стон (хотя бы и во сне), чтобы она сего же не услышала. Она тут же приходила и, встав у моей кровати, заботилась обо мне. Во все 27 лет ее у меня жизни не мог я ее никогда упросить сидеть в моем присутствии, и как скоро я взойду в комнату, она во все время стояла. Она была столь чувствительна, что если я покажу один неприятный взгляд, то она уже обливалась слезами и не переставала до тех пор, пока я не объясню ей причину моего неудовольствия...»


Полукровка дает хозяину то, что он хочет...


То есть что мы видим? Рабыня-полукровка (полурусская-полуцыганка) Настасья Минкина без всяких, значит, семейных психологов уже в XIX веке прекрасно понимала, чего хотят мужчины. И чего же?
А вот чего. Они хотят подчинения, подавления, унижения женщины! Всего того, что в современных сексуальных практиках называется «сабмиссив» (подчинение). Причем хотят подчинения именно добровольного. Понятно, что генерал Аракчеев, как полновластный хозяин своей крепостной рабыни Насти Минкиной, под угрозой пыток и мучительной смерти мог заставить ее сделать что угодно. Но это было бы не интересно — в первую очередь самому Аракчееву. Не-е-т, самый цимес (как говорят в Одессе) здесь был в том, чтоб подчинение и унижение было добровольным. Чтоб это самоопущение женщины шло как бы от самой женщины — из глубин, так сказать, ее сердца.
Вот Настя Минкина и дала генералу Аракчееву то, о чем он втайне и, может быть, даже не вполне осознанно, мечтал — чувство власти над женщиной. Власти не по документам («барин — крепостная»), а, так сказать, по понятиям («доминант — сабмиссив»).

Как это было в реальности, а не по Пушкину 
50 оттенков серого: БДСМ в Российской империи


В общем, сексапильная крепостная сделала своему хозяину «предложение, от которого невозможно отказаться». Она стала разыгрывать перед ним добровольную секс-рабыню. Перед таким соблазном старый генерал не смог устоять. Аракчеев, говоря современным сленгом, «подсел» на Настю — он не отослал ее на какой-нибудь скотный двор (как делал с прочими использованными крепостными «подстилками»), а напротив — хотел видеть ее все чаще и чаще. И вскоре обезумевший от похоти сладострастник и дня не мог прожить без своей «сабочки» (сабмиссив-партнерши). В общем, здесь мы имеем типичный случай, так сказать, ранних БДСМ-практик: идеология этих отношений еще не была разработана (это случится уже в XX веке), но как явление такие отношения существововали издревле. В том числе и на Руси. И биография генерала Аракчеева тому подтверждение.


«Бес, лести предан!»
Кровавая фигура Аракчеева возмущала всех передовых россиян того времени. В том числе и Пушкина. Как известно, великий поэт написал на всесильного генерала-отморозка такую эпиграмму:
«Всей России притеснитель,
Губернаторов мучитель И Совета он учитель,
А царю он — друг и брат.
Полон злобы, полон мести,
Без ума, без чувств, без чести,
Кто ж он? Преданный без лести,
Б...ди грошевой солдат.


Небольшие пояснения.
«Без лести предан» — такой девиз был начертан на гербе Аракчеева. Тем самым палач хотел показать свою собачью преданность государю. Но тогдашние остряки быстро переиначили этот девиз, заменив одну букву и поставив запятую: «Бес, лести предан» (то есть любит лесть).
«Б... дь» — это та самая Настасья Минкина, о которой идет наш рассказ.
Монстр стал игрушкой в руках смазливой любовницы
Через считаные месяцы таких отношений рабыня (Минкина) фактически стала госпожой. Она вертела всесильным генералом Аракчеевым, как хотела. Это казалось невероятным, но:
— этот палач,
— этот зверь в человечьем обличье,
— этот человек, который штабелями укладывал людей в землю, обустраивая людоедские «военные поселения» (об этом я еще расскажу как-нибудь),
— этот садист, собственноручно вырывавший усы (вместе с кусками мяса) у проштрафившихся на параде солдат, — короче, этот удивительный по своей жестокости монстр стал безвольной игрушкой в руках смазливой крепостной девки! Аракчеев назначил секс-рабыню полновластной управляющей всеми своими огромными имениями. А это — тысячи гектаров земли. И тысячи крепостных рабов — мужчин, женщин, детей... Жизни и судьбы всех этих людей оказались в руках циничной шлюхи (из числа все тех же рабов!), ставшей этакой «государыней в миниатюре».
Ибо теперь все в имениях Аракчеева зависило от слова Насти Минкиной. И не дай бог кому-нибудь из рабов прогневить свою новую хозяйку! Наказание будет неминуемым и беспощадным...
Бить, бить и бить!
Казалось бы: бывшая рабыня должна быть мягка со своими собратьями? Вовсе нет! Верно подмечено, что нет ужаснее господина, чем бывший раб. Впрочем, Минкину можно понять (понять — не значит оправдать). Каково ей было каждый день пресмыкаться и

«Обезьяна в мундире»
«По наружности Аракчеев походил на большую обезьяну в мундире. Он был высок ростом, худощав и жилист: в его складе не было ничего стройного, так как он был очень сутуловат и имел длинную тонкую шею, на которой можно было изучать анатомию жил, мышц и т. д. Сверх того, он как-то судорожно морщил подбородок. У него были большие мясистые уши, толстая безобразная голова, всегда наклоненная в сторону; цвет его лица был нечист, щеки впалые, нос широкий и угловатый, ноздри вздутые, рот большой, лоб нависший...»
Из мемуаров Н.А.Саблукова (1776-1848)


всячески, значит, сексуально унижаться перед старым страшным дураком (Аракчеевым)? Конечно же — не весело. Но что делать: если не хочешь вернуться на рабскую шконку — приходится терпеть.
Вот Минкина и стала вымещать свою злость, свое раздражение на бесправных рабах, отданных под ее управление. Пуще всего доставалась ее горничным — крепостным девушкам, которые должны были обеспечивать быт сумасбродной генеральской шалавы. Жизнь этих нормальных русских работящих девчонок превратилась в ад. Кровавая стерва Минкина на любую, самую мельчайшую провинность, знала только одно средство — бить, бить и бить!


Барская «подстилка» издевается над девчатами


Больше всех доставалось юной красавице Прасковье Антоновой. Ее секли по два раза в день. Спина несчастной девушки была одной большой ссадиной.
«Нету терпения больше — утоплюсь или удавлюсь!» — говорила после очередного наказания Прасковья.
«Как бы избавиться от Минкиной! Хоть бы кто убил ее!» — вторили ей сестры Ивановы (Федосья и Татьяна). Они тоже прислуживали Минкиной и тоже были объектами ее постоянных садистских издевательств.
«Что за мука такая! — стонала самая старшая из них, Дарья Константинова. — Мочи больше нет. Крепко наказывает!» (У Дарьи были особые счеты с Минкиной. Генеральская «подстилка» отправила ее, беременную, работать прачкой. Там, в прачечной, она и родила. Ребенка Минкина забрала и отдала на выкорм другой рабыне, в дальнюю деревню. Саму же Константинову она с ребенком не отпустила — оставила при себе служанкой.)


Раздавить гадину!


В конце концов девчонки пришли к выводу, что терпеть зверства обезумевшей шлюхи нет больше никаких сил. Составился заговор по убийству мучительницы. В него (в заговор) вошли: Прасковья Антонова (21 год), сестры Федосья (19 лет) и Татьяна (17 лет) Ивановы, Дарья Константинова (30 лет). О замысле на убийство знала также пожилая кухарка Елена Фомина (48 лет). Исполнителем девичьей мести должен был стать Василий Антонов (20 лет) — родной брат постоянно истязаемой Прасковьи. Он служил поваренком на кухне. Поэтому без труда смог достать большой острый тесак.
И вот 10 сентября 1825 года, на рассвете, горничные Анастасии Минкиной под надуманными предлогами отослали из дома тех слуг, кто был «не в теме» (ничего не знали о замысле). Прасковья Антонова открыла дверь спальни, где, раскинувшись в неглиже, спала циничная шлюха Минкина. В спальню зашел ее брат Василий, достал тесак и... перерезал гадине горло. Собака получила собачью смерть — ту, которую она и заслужила.


«Старая добрая Россия»: пытки беременных


Ну, конечно, уйти от наказания преступникам было невозможно. Царские следователи быстро выяснили картину произошедшего. Все участники убийства были арестованы. Начались пытки. Новгородский губернатор Жеребцов, желая выслужиться перед всесильным царским любимцем (Аркачеевым), вел следствие с лютой жестокостью, не гнушаясь нарушать (и без того свирепые) законы Российской империи.
Законы рабовладельческой России опирались на пытку, но — они запрещали пытать и бить беременных. А арестованная Дарья Константинова как раз была беременна! Два чиновника новгородской палаты по уголовным делам — Василий Лялин и Алексей Мусин-Пушкин — вышли с представлением в вышестоящие инстанции: арестованную Константинову пытать нельзя! Закон запрещает!
Реакция губернатора Жеребцова была незамедлительной. Мерзавцев Лялина и Мусина-Пушкина — от дела отстранить и арестовать! Беременную Константинову — пытать и бить без всякого снисхождения!
Хочу сделать небольшое отступление. Вот некоторые читатели мне порой пишут: мол, что же вы, уважаемый Инзов, всех дворян черной краской мажете? Ведь большинство русских дворян были благородными людьми! А палачами и насильниками были лишь отдельные, так сказать, отщепенцы из числа дворянского сословия.
Пользуясь случаем, хочу ответить этим читателям: да нет, братцы! Как раз дворянские палачи, дворянские насильники и дворянские подлецы были в большинстве! А тех дворян, кто осмеливался быть благородными, ждала весьма невеселая судьба. Как, например, упомянутых Лялина и Мусина-Пушкина. Ребята написали бумагу, где ратовали — на минуточку! — всего лишь о соблюдении буквы закона. Это их представление было расценено, как ходатайство за злостную убийцу (Дарью Константинову)!
Наивные законоведы были арестованы. Им стали шить не более и не менее, как чуть ли не соучастие в убийстве! В конце концов их сажать не стали (со службы, правда, уволили). И думается, после этого случая ребята навсегда зареклись проявлять «дворянское благородство и порядочность».


Садистское безумие в Новгороде: казнь мучеников


Казнь несчастных девчат (и одного парня), убивших от безысходности свою мучительницу — садистскую мерзавку Минкину, — была ужасна.
Исполнителя убийства Василия Антонова приговорили к 175 ударов кнутом, сестру его Прасковью (главную соучастницу) — к 125 ударам. Это была верная смерть. Дарье Константиновой (беременной!) назначили 95 ударов кнутом, сестрам Ивановым (Федосье и Татьяне) — каждой по 70 ударов. Пятидесятилетняя кухарка Елена Фомина (всего лишь знавшая о замысле на убийство, но не участвовавшая в его исполнении!) была приговорена к 50 ударам.
Приговор был приведен в исполнение в Новгороде, на городской площади. Василий Антонов и его несчастная сестра Прасковья умерли, конечно же, на самом месте наказания. Чуть позже скончалась Елена Фомина. Таким образом, расплатой несчастной женщины (за «недоносительство»!) стала смерть. Дарья Константинова и сестры Ивановы смогли пережить сечение кнутом. Искалеченные женщины (а порка кнутом — это калечение!) были отправлены в Сибирь, в каторжные работы — навечно. Там они и сгинули.
Приговор, конечно, даже по тем меркам был неслыханно суров. Аракчеев был в ярости от того, что крепостные рабы лишили его любимой секс-наложницы — и требовал беспощадной расправы.
(И плевать на законы — «я здесь понятия толкую!»)
А мерзкий чинуша Жеребцов — и рад стараться!
Ну и угодил. Смерть потасканной генеральской шлюхи Минкиной была отомщена показательной казнью. В общем, в лучших традициях немецких оккупантов (только таблички на шее не хватало: «Их бин [«я есть» ] партизанен. Я убиваль немецких зольдат»).
Только, увы — в роли оккупантов тогда выступали не какие-то немецко-фашистские захватчики, а русские же помещики-рабовладельцы. Которые замучили (за годы своего всевластия) миллионы русских крестьян. Вечная им память...

Дмитрий Инзов

Как хрущев расстреливал голодных рабочих Как хрущев расстреливал голодных рабочих
Поклонники Никиты Сергеевича Хрущёва, превозносящие его как разоблачителя культа личности и автора оттепели, не слишком любят вспоминать о негативных
Яды: история отравлений Яды: история отравлений
Еще Парацельс говорил, что на свете не существует ни одного неядовитого вещества, все дело в дозе. Может быть, поэтому одним из самых древних
Сталина предали генералы? Сталина предали генералы?
В начале войны некоторые советские военачальники предпочли сразу перейти к врагу. 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Для нашей
Месть княжны Таракановой Месть княжны Таракановой
В истории XVIII века нет, пожалуй, более загадочной женщины. Её ум, красота и образованность пленяли многих монархов Европы. Прибавьте к этим так
Золото украинского гетмана подняло металлургию? Золото украинского гетмана подняло
Возможно, на развитие Кривого Рога как одного из центров добычи железной руды в Российской империи были израсходованы сокровища украинского гетмана
Роковые совпадения Роковые совпадения
Авиакатастрофы унесли жизни шурина, пасынка и сына Жаклин Кекнеди-Онассис... Прослеживается ли преступная воля за этими роковыми совпадениями?
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Войти через: