up
» » «Красные крыши»: советские «оборотни в погонах»
Загадки истории
Jadaha от 26-06-2017, 20:02
«Красные крыши»: советские «оборотни в погонах»
Вернуться на главную
207 просмотров
0 комментариев
«Красные крыши»: советские «оборотни в погонах»Начиная борьбу с коррупцией в СССР, председатель КГБ Юрий Андропов столкнулся с противодействием на самом высшем уровне власти. Одни партийные работники просто не хотели перемен, другие сами были замешаны в коррупционных связях, а потому на уровне ЦК КПСС Андропову постоянно вставляли палки в колеса. А еще сотрудники КГБ постоянно встречали противодействие со стороны работников милиции. Потому что уже в начале 70-х годов прошлого века в Советском Союзе начала складываться структура, которую позже назовут «красной мафией».

Нечистые руки чекистов
Зарождение «красной мафии» в СССР произошло еще при Феликсе Дзержинском. Несмотря на его девиз: «Чекистом может быть лишь человек с холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками», в рядах ВЧК было довольно много нечистых на руку революционеров.
Во времена первых экспроприаций к рукам некоторых чекистов «прилипало» довольно много ценностей, которые реквизировались «на нужды революции и трудового народа».
Да и сам Железный Феликс не был столь уж чист на руки. Осенью 1918 года, когда власть большевиков продолжала висеть на волоске, Дзержинский отправляется в Швейцарию. По официальной версии, для лечения и воссоединения с семьей (его жена и сын в то время жили в Швейцарии). Однако, по слухам, уже после развала Советского Союза стало известно, что именно в то время, когда Дзержинский «лечился» в Швейцарии, в тамошних банках появились счета на имена лидеров ВКП(б). На имя Троцкого (1 млн долларов и 90 млн швейцарских франков), Ленина (75 млн швейцарских франков), Зиновьева (80 млн швейцарских франков), Ганецкого (60 млн швейцарских франков и 10 млн долларов), Дзержинского (80 млн швейцарских франков). Большевики заранее готовили себе безбедную жизнь в случае провала революции. Тратя на это золото, на которое можно было купить продовольствие для трудового народа, который уже начинал испытывать нехватку продуктов.

В те времена народная милиция была как раз народной, и работали в ней в основном настоящие патриоты и энтузиасты своего дела, которые были намного честнее своих коллег из ВЧК. Но с течением времени все зеркально поменялось: чекисты стали действительно «с чистыми руками и горячим сердцем» (Александр Солженицын, люто ненавидевший КГБ, признавал, что Комитет государственной безопасности наименее коррумпированная структура в СССР), а вот в милиции все чаще стали встречаться те, кто массово брал взятки, покупал и продавал должности, торговал званиями и наградами, тесно сотрудничал (читай, «крышевал») с нелегальным бизнесом и пр.
Когда именно произошла подобная ротация, специалисты во мнениях расходятся. Но, скорее всего, это случилось не одномоментно. Начало было положено во время борьбы с «ежовщиной», когда Лаврентий Берия избавлялся от старых кадров, и НКВД лишился около 70% оперативного состава, а милиция пострадала гораздо меньше. Продолжилось во время войны, когда наиболее честные чекисты перешли в Смерш вслед за Виктором Абакумовым и отправились на фронт. (Мы уже писали о том, что деятельность Смерша во время Великой Отечественной войны, по мнению большинства россиян, заключалась лишь в деятельности заградительных отрядов и репрессиях, а это далеко не так!) Еще одно разделение на тех, кто запросто нарушал закон, и тех, кто предпочитал работать по закону, произошло уже после образования Министерства государственной безопасности СССР в 1946 году. Ну а окончательно две силовые структуры (и их методы работы) разошлись после смерти Иосифа Сталина.

Никита Хрущев уделял особое внимание органам госбезопасности. И внимательно следил за тем, чтобы вытравить из МГБ «сталинский» дух. Были строго запрещены любые методы физического воздействия. Им на смену пришли психологическое давление, шантаж, медикаментозное вмешательство, другие методы, но в КГБ подследственных не били. А вот в милиции нравы оставались прежними, и там не гнушались выбивать показания силой, как это делалось раньше в НКВД.

Милицейский беспредел
После смерти Сталина и наступившей оттепели сотрудники милиции совсем распоясались. Милиционеры промышляли тем, что откровенно грабили пьяных, отбирая у них зарплату или ценные вещи. После чего составлялся протокол о хулиганских действиях, а протрезвевшего работягу отправляли восвояси с 5 копейками в кармане. Для оплаты проезда до дома.
Недовольство в народе накапливалось и прорвалось в конце июня 1961 года во Владимирской области. 26 июня 1961 года мастер цеха домашних холодильников оборонного завода им. Орджоникидзе (г. Муром) Юрий Костиков возвращался домой в изрядном подпитии. В советские времена граждане получали деньги два раза в месяц (10-го числа зарплата, 25-го — аванс, и эти дни были «хлебными» для сотрудников милиции) и Костиков шел домой после «обмывки» аванса. А вот о том, что произошло дальше, мнения расходятся.
По официальной версии, озвученной еще в советские времена, Костиков пытался запрыгнуть в кузов проезжавшего грузовика (чтобы на нем доехать до дома), сорвался, разбил голову, и в таком состоянии его доставили в отдел милиции. Но милиционеры, полагая, что тот просто валялся на улице пьяный (внешних повреждений на голове не имелось), медиков не вызвали, и Костиков скончался от внутреннего кровоизлияния в мозг, наступившего вследствие травмы.
Однако в Муроме в эту версию не поверили, посчитав, что мастер цеха умер от побоев в милиции. Профсоюзный актив цеха потребовал проведения повторной экспертизы причин смерти, с привлечением экспертов из Москвы или хотя бы из Владимира. Но му-
ромский горком КПСС решил «замять» дело и проигнорировал требования профсоюза. Однако напряжение не только на заводе, но и в городе нарастало.
Сразу после похорон Костикова, 30 июня, муромские мужики отправились поминать убиенного, разогрелись дешевым алкоголем, а потом... кто-то кинул клич: «Бей ментов!» Разгоряченная толпа, численностью более 1,5 тысяч человек, рванула к городскому отделу милиции.
Милиционеры не решились открыть огонь, и толпа разгромила отдел. Было захвачено 68 единиц огнестрельного оружия (впрочем, позже его не применяли), уничтожены практически все уголовные дела и внутренние документы, из камер предварительного заключения выпущено 48 человек, среди которых были матерые уголовники. Несколько милиционеров получили серьезные травмы.

Имидж превыше всего!
Навести порядок в Муроме удалось только в результате привлечения военных. Из Владимира прибыли сотрудники прокуратуры и... партийные чиновники. Которые не смерть Костикова расследовали, а решали вопрос: как мог в Муроме произойти бунт и кто в этом виноват? А тем временем в другом городе Владимирской области, Александрове, тоже произошли массовые выступления жителей против беспредела сотрудников милиции.
О событиях во Владимирской области стало известно на Западе, и о массовых выступлениях граждан заговорили иностранные радиостанции. Само собой, информация о событиях в Муроме и Александрове моментально дошла до ЦК КПСС, хотя до того времени партийные органы Владимирской области старались держать происходившее втайне. Областное начальство было полностью обновлено, но дальше дело не пошло.

После смещения Хрущева и прихода к власти Брежнева начался процесс «выстраивания вертикали власти». Кроме республиканских министерств стали создаваться общесоюзные. Во главе МВД СССР Брежнев поставил своего давнего друга Николая Щелокова.
О Щелокове можно говорить довольно много нелицеприятного, но даже его стойкие противники не отрицают, что Николай Анисимович сделал много хорошего для милиции. Были увеличены оклады, стали строиться ведомственные дома, существенно поменялась структура органов внутренних дел. Много усилий Щелоков уделял изменению мнения о милиционерах среди обычных граждан. И форму заменили, и фильмы о милиционерах (честных, умных, смелых и пр.) стали выходить, и концерт к Дню милиции стал одним из основных концертов страны.
Граждане, насмотревшись «Знатоков», «Анискина», «Петровки, 38», «Огарева, 6» и других фильмов, действительно стали гораздо лучше относиться к людям в форме. Но внутри, по большому счету, все оставалось по-прежнему. И даже энтузиасты, желавшие работать по закону, в конце концов «ломались» и становились такими как все. И причиной этому была отчетность и статистика.
«Красные крыши»: советские «оборотни в погонах» 
«Бульдоги под ковром»
С созданием МВД СССР в структурах министерства был создан и отдел статистики, куда стекалась вся информация по стране: количество преступлений, какие преступления (грабежи, кражи, убийства, изнасилования, хулиганство и пр.) случаются чаще, процент раскрываемости, в каких городах преступлений больше, количество осужденных и пр. По итогам статистических данных составлялись отчеты, с которыми Щелоков эпизодически выступал перед ЦК КПСС.
Согласно его отчетам, в Советском Союзе постоянно снижался уровень преступности (хотя, как стало известно позже, в период с 1966 по 1976 годы количество преступлений увеличилось в 4 раза), раскрываемость преступлений неизменно колебалась в районе
98% (в самых благополучных странах Европы, где уровень преступности был в десятки раз ниже, раскрываемость редко превышала 65%). Такие данные достигались тотальными приписками и сокрытием преступлений, начиная от участковых и заканчивая начальниками управлений в самом министерстве.

Почти все милиционеры, прослужившие в МВД около года, прекрасно знали о том, что творилось в органах милиции. Но это была настоящая система, покрываемая тотальной порукой, то есть одной из основных составляющих организованной преступности (мафии). А еще Щелоков отличался тем, что весьма болезненно относился к тому, что кто-то пытался критиковать сотрудников милиции, даже если критика была совершенно справедлива. Он яростно бросался на защиту подчиненных. А пользуясь своей близостью к Брежневу, чаще всего добивался победы. Ну а его подчиненные все больше и больше привыкали к безнаказанности, пускаясь во все тяжкие.
В конце концов эта безнаказанность закончилась тем, что 27 декабря 1980 года сотрудники линейного отдела милиции на станции метро «Ждановская» в Москве убили майора КГБ Владимира Афанасьева (мы уже об этом писали).
Брежневу нравилось, что два лидера силовых ведомств постоянно конкурируют, но не позволял свалить кого-то одного. Вот и в этот раз он не дал Андропову окончательно потопить Щелокова. Это произойдет лишь после смерти Брежнева...
Новости по теме:
Поиск по сайту:
Тайное и неизведанное, загадки истории
Рейтинг@Mail.ru
© 2013-2017 Все права защищены