up
» » Легенды о ледовом побоище
Загадки истории
Jadaha от 15-10-2016, 00:23
Легенды о ледовом побоище
Вернуться на главную
1 751 просмотров
0 комментариев

Легенды о ледовом побоище

Да, уж, о битве 5 апреля 1242 года написано много различной литературы, но, увы, больше написано глупостей. Значимое историческое сражение изучено не до конца, о нем в русской летописи весьма скудно изложено, о чем всегда и говорили историки. И уж совсем ничего не сказано о тонущих под треснувшим льдом рыцарях.

В 1930-е годы, годы окончательного формирования Ледового мифа, советским историкам было не неизвестно ни место захоронения воинов, ни само точное место сражения. Более-менее ясно о Чудской битве рассказано в «Старшей ливонской рифмованной хронике», написанной по воспоминаниям ветеранов битвы где-то в 1290-х годах. Но у немцев эта битва не на льду, а в траве.

В русских хрониках указаны лишь ориентиры битвы: «На Чудском озере, у урочища Узмень, у Вороньего камня». Местные предания уточняют, что битва была сразу за деревней Самолвой. На миниатюре Лицевого свода изображено противостояние сторон перед битвой, а на заднем плане нарисованы оборонительные валы, каменные и другие строения. Одновременно хотелось бы обратить внимание на то, что в немецких летописях отсутствуют какие-либо упоминания об острове Вороний. В них говорится о сражении на земле, в траве, а берега Чудского озера в самом деле покрывает высокая растительность и в наши дни. О льде в русских источниках упомянуто лишь только то, что новгородцы гнали по льду рыцарей 7 верст. И это вновь совпадает с немецкими летописями: крестоносцы не тонули, а бежали по льду на другой берег. Проваливались, говорят исследователи, лишь у самого берега по щиколотку, где лед в самом деле был тонкий и легко ломался. Причем проваливались как немецкие, так и русские ратники. Но советский миф изобразил некое повальное потопление рыцарей одного лишь Ордена.

Новгородская первая летопись сообщает, что в результате сражения пало 400 немцев, 50 взято в плен и «паде чюди бещисла». Приведенные потери явно преувеличены. По сведениям «Ливонской рифмованной хроники», погибли 20 рыцарей и 6 взяты в плен. С учетом состава обычного рыцарского боевого строя ХІІ-ХІІІ вв. (3 комбатанта) число убитых и плененных рыцарей и кнехтов могло достигать 78 человек.

Приведенные в Хронике цифры выведенных из строя бойцов, возможно, близки к истинным. Убитых и плененных рыцарей, как упоминалось, было 26. Вероятно, почти все они входили в состав клина: эти люди первыми вступали в бой и подвергались наибольшей опасности. С учетом пятишереножного построения можно предполагать, что численность клина составляла 30-35 рыцарей. Не удивительно, что большая часть из них сложила головы на поле боя. Такой состав клина предполагает его максимальную ширину в виде шеренги из 11 бойцов. Число кнехтов в подобного рода колоннах составляло несколько более 300 человек. В итоге, при всех расчетах и допущениях, общая численность немецко-чудского воинства, принимавшего участие в сражении 1242 года, вряд ли превосходила четыре сотни человек, а, скорее всего, была даже меньшей. Поэтому потерь в 400 человек быть не могло (разве что вместе с новгородцами). Историк Р. Г. Скрынников тоже этот нюанс заметил. По его версии, 400 вышло из увеличения реальной цифры 40 в десять раз, что часто делали русские переписчики летописи более поздних времен.

Маловат масштаб? Но таковы были все битвы средневековой Европы! Из более чем скудных данных летописи о Невской битве, имевшей место двумя годами раньше, также вытекает аналогичная картина: максимум четыре-пять сотен дружинников с обеих сторон. Количество погибших новгородцев - 20 - доказывает это. По тем же летописным записям, мурманско-свейский (норвежско-шведско-финский) отряд погрузил убитых на две шнеки, а остальных - местных финнов -закопал тут же в земле. Учитывая объемы и вместительность шнек, можно смело предположить, что на каждую из ладей было помещено от силы по десять убитых рыцарей - больше бы суда не вместили, иначе бы мертвецам самим пришлось бы грести.

Таким образом, шведских с норвежскими рыцарей погибло около двадцати, если не меньше. Примерно столько же пало у только что крещенных финнов ямь и сумь. Естественно, что местных финнов похоронили прямо тут же, в их родных землях, не брать же этих вчерашних оленеводов и рыбаков с собой в Швецию! С учетом убитых финнов потери отряда Биргера Ярла - около сорока, максимум пятидесяти человек. Новоиспеченные крестоносцы финны не в пример новгородским и шведским рыцарям плохо владели оружием, потому и легко гибли под клинками ратников Невского.
В Европе все сражения решались в подобных немногочисленных «разборках». Даже великое монголотатарское нашествие с одного миллиона (версия начала XX века), затем резко ужалось до полумиллиона, а при детальных выяснениях сего похода вообще до 40 или 30 тысяч. Да и масштаб захватов Батыя с 60 процентов Руси постепенно «усох» до реальных 20 процентов.
Гипотеза о том, что Ледовое побоище происходило у острова Вороний, была принята за основную версию, хотя она противоречила летописным источникам и здравому смыслу. Самое логичное объяснение Вороньему камню - это местная чудская (эстонская) деревня Варнья, которую, похоже, новгородцы и назвали Вороньим камнем. На это, в частности, указывает миниатюра в летописи, где запасной полк скрывается за домами, а не за горой.

Проверка гипотезы о месте битвы у мифического острова Вороний затянулась на многие десятилетия. Этого времени оказалось, увы, достаточно, чтобы странная непроверенная версия заняла прочное место во всех учебниках истории, включая и военные.
Версию про затонувших рыцарей, проваливающихся под лед, впервые изобразили лишь в советском художественном фильме 1938 года «Александр Невский». И с тех пор этот момент муссируют вроде как солидные люди, себя считающие историками. В версии Подъяпольского сия гипотеза вообще достигла фарса.
Лишь в 1958 году была создана комплексная экспедиция АН СССР для определения истинного места битвы. Экспедиция работала с 1958 по 1966 год. Были проведены широкомасштабные исследования, но найти захоронения воинов, погибших в Ледовом побоище, а также Вороний камень, урочище Узмень и следы битвы не удалось. Об этом чётко сказано в отчёте экспедиции.

Легенды о ледовом побоище


Чудской битвой самостоятельно занималась также и группа московских энтузиастов-любителей древней истории Руси. Используя методы и приборы, широко применяемые в геологии и археологии, участники группы нанесли на план местности предполагаемые места братских могил воинов обеих сторон, павших в этой битве. Эти захоронения располагаются в двух зонах к востоку от деревни Самолва. Одна из зон находится в полукилометре севернее деревни Таборы и в полутора километрах от Самолвы. Вторая зона с наибольшим числом захоронений - в 1,5-2 км к северу от деревни Таборы и примерно в 2 км восточнее Самолвы. Можно предположить, что вклинивание рыцарей в ряды русских воинов произошло в районе первого захоронения (первой зоны), а в районе второй зоны шла основная схватка и окружение рыцарей.

Окружению и разгрому рыцарей способствовали дополнительные войска из лучников, прибывшие сюда накануне из Новгорода во главе с братом Невского - Андреем Ярославичем, но находившиеся до боя в засаде.
Исследования показали, что в те далёкие времена в районе южнее существующей ныне деревни Козлово (между Козловым и Таборами) находился какой-то укреплённый форпост новгородцев или же чудская деревня (Варнья). Не исключено, что тут был старый "городец” (до переноса или строительства нового городца на месте, где ныне находится Кобылье Городище). Этот форпост находился в 1,5-2 км от деревни Таборы. Он был скрыт за деревьями. Здесь, за земляными валами уже не существующего ныне укрепления, находился скрытый до боя в засаде отряд Андрея Ярославича.

Обнаружение района захоронения погибших воинов позволило сделать уверенный вывод о том, что битва шла между деревнями Таборы, Козлово и Самолва. Место это относительно ровное. Войска Невского с северо-западной стороны (по правую руку) были защищены слабым весенним льдом Чудского озера, а с восточной стороны (по левую руку) - лесистой частью, где находились в засаде свежие силы новгородцев, засевших в укреплённом городке. Рыцари наступали с южной стороны (от села Таборы). Не ведая о новгородском подкреплении и чувствуя своё военное превосходство в силе, они, недолго думая, ринулись в бой, попав в расставленные "сети”. Отсюда видно, что сама битва была на суше, недалеко от берега Чудского озера. К концу битвы рыцарское войско было оттеснено на лёд Желчинс-кой бухты Чудского озера, где многие из них погибли, но от русских клинков, а не в воде.

В "Новгородской первой летописи старшего и младшего изводов” сказано, что, освободив от рыцарей Псков, Невский сам пошёл во владения Ливонского ордена (преследуя рыцарей западнее Псковского озера), где пустил своих воинов в зажитье. Ливонская хроника свидетельствует, что вторжение сопровождалось пожарами и уводом людей и скота. Узнав об этом, ливонский епископ послал войска рыцарей навстречу.

Место остановки Невского было где-то на полпути между Псковом и Дерптом, недалеко от границы слияния Псковского и Тёплого озёр.
Здесь находилась традиционная переправа у деревни Мосты. Невский, в свою очередь, проведав о выступлении рыцарей, не стал возвращаться в Псков, а, переправившись на восточный берег Тёплого озера, поспешил в северном направлении к урочищу Узмень, оставив в тыловом охранении отряд Домаша и Кербета. Этот отряд вступил в бой с рыцарями и был разбит. Место захоронения воинов из отряда Домаша и Кербета находится у юго-восточной окраины Чудских Заходов.

Академик Тихомиров считал, что первая стычка отряда Домаша и Кербета с рыцарями произошла на восточном берегу Тёплого озера недалеко от деревни Чудская Рудница.
Место Ледового побоища в наше время находится в стороне от оживлённых проезжих дорог. Сюда можно добраться на перекладных, а далее пешком. Вероятно, поэтому многие авторы многочисленных статей и научных работ об этой битве ни разу здесь не были.

Новости по теме:
Поиск по сайту:
Тайное и неизведанное, загадки истории
Выбор редакции
Тонька-пулеметчица
Рейтинг@Mail.ru
© 2013-2017 Все права защищены