up
» » Котовский: "Моим героем был Дубровский"
Забытые имена
Jadaha от 1-12-2015, 23:13
Котовский: "Моим героем был Дубровский"
Вернуться на главную
809 просмотров
0 комментариев

Котовский:

О Григории Котовском, легендарном командире Гражданской войны, чье имя и гибель окутаны до сих пор тайной, незадолго до своей смерти рассказал его сын - Григорий Григорьевич Котовский, известный индолог, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН.

Это интервью, фрагменты которого мы воспроизводим ниже, сын Котовского дал Александру Беляеву и Денису Денисенко в 2001 году.

Дореволюционный период жизни Котовского, когда он грабил богатых и прослыл русским Робин Гудом, можно свести к уголовному знаменателю.

Теоретически легче всего все свести к простой уголовщине: мол, поначалу был простым уголовником, а потом приспособился к советской власти.

Правда, на пути разработчиков этой версии есть определенные трудности. Даже в оценках царской администрации встречаются признания, что Котовский вступил на путь грабежа и сколотил свою дружину отнюдь не ради простого обогащения. Накоплено достаточно много документальных фактов, доказывающих, что основной его задачей была раздача награбленного бедным. В этом смысле отец, конечно, очень неординарный человек. Общая беда исследователей - и тех, кто писал об отце в целом положительно, и тех, кто пытается его дискредитировать, - в том, что им непонятна мотивация социальной справедливости. Это настолько для них чуждо, нередко вообще не учитывается. А ведь моя покойная мама рассказывала, что отец в разговоре с ней однажды обмолвился: «Моим героем с юности был Дубровский».

И все-таки, согласитесь, разбойничья деятельность Котовского (как, впрочем, и Сталина, и Камо) подпадает под уголовную категорию.

Никогда не соглашусь. Предположим, отец и в самом деле был просто уголовником. Но как тогда объяснить такой факт: после того как он бежал с каторги из Сибири в Россию, он устроился управляющим крупного имения по подложным документам. Казалось бы, получил хорошее место с хорошим жалованьем. Блестяще справлялся со своими обязанностями. Что еще нужно? Но отец вновь начинает грабить богатых. Почему? Что, он уголовник по своему психофизическому состоянию? Конечно, рядом с ним были настоящие одесские бандюги, которые после грабежа получали свою часть (попробовал бы отец с ними не поделиться!). Но свою часть награбленного раздавал окрестным жителям и часть средств переправлял в Бессарабию. Значит, он действительно грабил по идейным соображениям и был своего рода Робин Гудом XX столетия.

Это была «экспроприация экспроприаторов». Помнится, в 1940 году, когда состоялось воссоединение Бессарабии с Россией, органы НКВД устроили нам с мамой и сестрой поездку в Бессарабию, сперва в Кишинев, а потом в местечко Ганчешты, где родился и провел детство отец... В старом ЗиСе мы подъехали к центральной площади Ганчешты. Сейчас это уже процветающий городок, а в то время - типичное захолустное румынское село. Ко мне подошли несколько местных стариков, стали целовать мне руки, говорили:
«Мне ваш отец лошадь дал, забрал у богатых...», «а мне корову...» и т.д. Эти старики были живыми свидетелями деятельности отца в 1915-1916 годах.

Но главное не это, а жизнь отца после революции. Если бы Котовский действительно был человеком с уголовными наклонностями, то и после революции он продолжал бы грабить для собственного обогащения. Но Котовский был уникумом, человеком, у которого вообще не было личной собственности.

Ходят слухи о противостоянии Котовского и Якира. С чем это было связано?

Во время Гражданской войны произошло несколько столкновений отца с Якиром. Так, в 1919 году на крупной станции, кажется, Жмеринке, взбунтовался отряд из бывших галичан. Якир, оказавшийся в это время на станции, сел в штабной вагон и укатил. Тогда Котовский применил следующую тактику: его бригада начала быстрым аллюром мотаться по всем улочкам местечка, создавая впечатление огромного количества кавалерии. Небольшими силами он подавил это восстание, после чего на паровозе догнал Якира. Отец был страшно вспыльчивым, взрывной натуры человеком (по рассказам мамы, когда домой приходили командиры, они прежде всего спрашивали: «Как затылок у командира - красный или нет?» Если красный, то лучше было не подходить). Так вот, отец вскочил в вагон к Якиру, который сидел за письменным столом, и крикнул: «Трус! Зарублю!» И Якир спрятался под стол...

Конечно, таких вещей не прощают. Был и такой случай. В1920 году во время войны с Польшей, с белополяками, во время их успешного наступления на Киев был взят город Белая Церковь, где была главная резиденция графов Браницких, крупнейших землевладельцев среди поляков в дореволюционной России. Вслед за войсками в Белую Церковь вернулись и Браницкие. Во время контрнаступления Красной Армии бригаде Котовского было поручено взятие Белой Церкви. Блестяще проведя эту операцию, Котовский с бригадой пошел дальше, а в Белую Церковь подошел обоз бригады, в составе которой был перевязочный отряд мамы. Как она вспоминала, Браницкие так поспешно покинули свой дворец, что в дворцовой столовой на столе оставались чашки с горячим кофе. Мама велела своим медицинским сестрам и санитарам пройти в гардеробную и разыскать постельное белье, чтобы нарезать из него своего рода перевязочный материал типа бинтов. Когда она вошла в графскую спальню, то обратила внимание на стоявший в комнате большой кожаный чемодан. Раскрыв его, мама увидела в нем кружева и перламутровую ложку в золотой оправе. Вдруг позади нее раздался крик: «Не трогайте, это мое!» Мама обернулась и увидела жену Якира. «Пожалуйста, - сказала Ольга Петровна, - мне ничего не надо. Мне нужны только бинты». (Несколько позже ей рассказали, что при Якир-ше, как называли ее красноармейцы, находились двое агентов из фирмы ее отца, которые чемоданы с «трофеями» отвозили в Одессу.)

Через несколько дней разразился скандал: ЧК обнаружила, что было похищено столовое серебро Браницких... Прошли годы. В1924 году отец с матерью возвращались из Москвы в Умань через Харьков, где тогда жил Якир, находившийся в должности командующего Украинским военным округом. Котовские были приглашены Якиром на званый обед, во время которого мама обратила внимание на столовое серебро с вензелем «Б». «Так вот где серебро Браницких», - громко воскликнула она, всегда очень острая на язык. Воцарилось неловкое молчание, а Якир побагровел, как рак.

Вы полагаете, что и эти эпизоды сыграли свою роль в смерти вашего отца?

Подобно этим, было довольно много других эпизодов. Но если я отвечу на ваш вопрос положительно, то это будет означать, что я считаю Якира одним из организаторов убийства Котовского.

Однако у меня нет никаких доказательств...

По моему глубокому убеждению, одним из основных мотивов убийства отца оказалась его дружба с Фрунзе... Как рассказывала мама, в 1925 году Фрунзе принял решение назначить отца своим заместителем (наркомвоенмора и председателя Реввоенсовета). После отдыха в июле - августе в Чабанке, около Одессы, отец по возвращении в Умань должен был передать командование корпусом Н. Н. Криворучко и выехать в Москву. Но был убит в ночь накануне отъезда из Чабанки...

Как произошло убийство Котовского?

В совхозе Чабанка, о котором я уже упоминал, накануне возвращения в Умань Котовский зашел в правление... Возвращался домой поздно вечером. За несколько шагов до дома раздалось три выстрела Когда мама выбежала из дома, она увидела отца, который лежал вниз лицом, широко раскинув руки и ноги... Пуля попала в аорту, и смерть наступила мгновенно. Когда Котовского внесли на веранду, объявился и сам убийца. Это был Мейер Зайдер. Упав перед мамой на колени, он бился в истерике: «Это я убил командира». Потом он скрылся и был схвачен только на рассвете.

Кто такой Зайдер? До революции он содержал в Одессе публичный дом. Своей жене, бывшей проститутке, покупал драгоценности. Однажды во время оккупации Одессы, когда город был наводнен деникинцами, петлюровцами, поляками, французами, англичанами, он дал прибежище на ночь Котовскому, который в то время выполнял задания подпольного большевистского ревкома. В 1922 году, когда публичный дом был закрыт, Зайдер, памятуя обещание Котовского отблагодарить его сторицей за помощь в 1918-м, явился в Умань. При помощи Котовского стал начальником охраны Перегоновского сахарного завода близ Умани. В злополучном августе 1925 года Зайдер приехал в Чабанку на машине, вызванной для переезда Котовского, якобы помочь семье командира собраться в дорогу...

Следствие тянулось очень долго... Только осенью 1926 года суд вынес приговор - убийце Котовского дали 10 лет (по иронии судьбы, в тот же день этот же суд приговорил другого подсудимого за убийство зубного врача и ограбление к расстрелу).

В харьковской тюрьме бывшего содержателя публичного дома делают завклубом с правом свободного выхода. Уже через два года после приговора его выпустили на свободу, и он стал работать сцепщиком железнодорожных вагонов.

В 1930 году, когда 3-я Бессарабская кавалерийская дивизия праздновала юбилей, и на праздник были приглашены ветераны-котовцы, они сказали маме, что Зайдер приговорен ими к смертной казни. Мама возражала: Зайдера ни в коем случае нельзя убивать - он единственный свидетель смерти отца, тайна которой была не разгадана. Мама сообщила о намерении котовцев в особый отдел дивизии. Однако властями ничего не было предпринято. Зайдера задушили, его тело положили на рельсы, чтобы имитировать несчастный случай, но поезд опоздал. Главным организатором убийства Зайдера был котовец-одессит Вальдман, расстрелянный в 1939 году...

Я не оставляю надежды, что когда-нибудь в недрах архивов ФСБ будет найдена разгадка тайны убийства Котовского. Меня натолкнул на это разговор со знакомым военным следователем в 1946 году... От него я узнал, что в сверхсекретном архиве органов госбезопасности он познакомился с делом Котовского. Оказывается, что еще при жизни отца, в 20-е годы, в Москву о нем поступали агентурные сведения. Стало быть, Котовский был одним из тех людей, за которыми ЧК официально следило. 


Мавзолей Котовского

Уже на следующий день после убийства Котовского, 7 августа 1925 года, из Москвы в Одессу была направлена группа бальзаматоров во главе с профессором Воробьевым. Спустя несколько дней работа по бальзамированию тела Котовского была закончена. Местом для мавзолея было выбрано село Бирзула, ныне город Котовск Одесской области. Выбор обусловлен тем, что в Бирзуле намечалось строительство столицы Молдавской АССР.

Вначале мавзолей состоял лишь из подземной части. В специально оборудованном помещении на небольшой глубине был установлен стеклянный саркофаг с телом Котовского. Рядом с саркофагом, на атласных подушечках, хранились награды - три ордена Боевого Красного Знамени. На специальном постаменте - инкрустированная кавалерийская шашка.

В 1934 году над подземной частью было воздвигнуто сооружение с небольшой трибуной и барельефными композициями на тему Гражданской войны. Как и у Мавзолея Ленина, здесь проводили парады и демонстрации, приносили присягу и принимали в пионеры. К телу Котовского был открыт доступ.

В 1941 году тело эвакуировать не успели, б августа 1941 года, ровно через 16 лет после убийства комкора, оккупационные войска разбили саркофаг и выбросили останки Котовского в свежевырытую траншею - вместе с трупами расстрелянных местных жителей. А шашка и ордена были похищены.

Рабочие железнодорожного депо вскрыли траншею и перезахоронили убитых, а останки Котовского собрали в мешок и сберегали у себя до окончания оккупации в 1944 году.

В 1965 году мавзолей был восстановлен, правда, в менее помпезном варианте. Сейчас это стела с небольшим склепом, в котором до сих пор находится накрытый бархатом цинковый гроб Котовского с маленьким окошком.

Новости по теме:
Поиск по сайту:
Тайное и неизведанное, загадки истории
Рейтинг@Mail.ru
© 2013-2017 Все права защищены