up
Наука и техника
Jadaha от 17-02-2016, 12:39
Владыки двух стихий
Вернуться на главную
1 816 просмотров
0 комментариев

Владыки двух стихий

«Когда в Вашингтоне произносят слово «кризис», то первым у всех на устах возникает вопрос: «где наш ближайший авианосец?» - эту фразу приписывают бывшему президенту США Биллу Клинтону. Что же представляют собой эти грозные боевые корабли, давно превратившиеся в инструмент политики?

Соединить море и воздух

Авианосец, по сути, представляет собой симбиоз двух стихий - воздуха и воды. Первый самолёт братьев Райт оправился в полёт в 1903 г., а уже в 1911 г., то есть, спустя всего восемь лет, аэропланы уже вовсю участвовали в вооружённом конфликте - в Триполитанской войне между Турцией и Италией. Первый в истории взлёт самолёта с палубы корабля состоялся даже ещё раньше: 14 ноября 1910 г. американец Юджин Эли поднял свой аэроплан с установленной в носовой части крейсера «Бирмингем» взлётной платформе. Спустя два месяца, 18 января 1911 г., он же совершил посадку на борт специально обустроенной деревянной палубы на броненосном крейсере «Пенсильвания». Эти два события, по мнению многих, и стали датами рождения авианосцев как класса боевых кораблей.

Первое время значительную проблему составлял взлёт самолётов с ограниченных считанными метрами площадок, «стихийно» организованных на не приспособленных для базирования колёсных самолётов кораблях. Поэтому в годы Первой Мировой распространение получили так называемые гидроавиатранспорты. Самолёты с поплавками вместо шасси на воду спускал и поднимал специальный кран, поплавки позволяли машинам беспрепятственно взлетать и садиться на воду.

В 1917 г. недостроенный британский «лёгкий линейный крейсер» «Фьюриес» вместо носовой орудийной башни получил площадку для взлёта самолётов «Сопвич Пап». Но В ходе эксплуатации выявилось, что взлётная палуба настолько мала, что из всех попыток сесть на неё только одна оказалась удачной, а одна из посадок даже закончилась авиакатастрофой. В связи с этим в кормовой части корабля выстроили ещё одну палубу, длиной 100 м., предназначенную для посадки самолётов. Однако и здесь закралась проблема. При движении корабля от расположенной впереди посадочной палубы дымовой трубы постоянно возникали завихрения воздуха, опрокидывавшие и сбивавшие с курса заходящий на посадку самолёт. Всё это привело конструкторов к мысли о том, что палуба на авианесущих кораблях должна быть сплошной, ровной, как стол и достаточно длинной. Именно такую и получил «Аргус», перестроенный в 1918 г. из торгового судна. Впрочем, уже довольно скоро на просторную палубу вернули хоть и маленькую, но полезную надстройку, в которой находились мостик, органы управления полётами и средства связи. Первое время самолёты могли взлетать с палубы корабля путём свободного разбега, однако впоследствии была изобретена специальная гидравлическая катапульта, придававшая самолётам дополнительное ускорение. А для более безопасной посадки стали использовать натянутые параллельно друг другу и перпендикулярно оси палубы тросы-аэрофинишёры, за которые цеплялся специальный крюк, выпускавшийся из фюзеляжа приземляющегося самолёта.

Владыки двух стихий


Звездный час

Первенство в постройке корабля, специально спроектированного как авианосец, оспаривают Англия и Япония. Дело в том, что заложенный на стапеле в 1918 г. «англичанин» «Гермес» из-за задержек в строительстве вошёл в строй на год позже «японца» «Хосё». В 1922 г. состоялась Вашингтонская конференция по вопросам сокращения морских вооружений, по итогам которой было подписано соглашение, по своим последствиям не уступающее договорам СНВ эпохи ядерного оружия. Не вдаваясь в подробности договора, следует отметить, что в США, Великобритании и Японии «под нож» должны были пойти многие крупнейшие для своего времени боевые корабли - линкоры и линейные крейсера. И тут-то и пришла идея переоборудовать часть из них в авианосцы. Так родились на свет будущие противники по Тихоокеанскому фронту Второй мировой - американские близнецы «Лексингтон» и «Саратога» (прозванные «Леди Леке» и «Леди Сара», полное водоизмещение 48 500 т., 91 самолёт) и их японские визави «Акаги» и «Кага» (42 750/43 650 т., 90/91 самолёт). Для своего времени это были самые большие, чрезвычайно быстроходные корабли, однако, в умах многих военных они были лишь дополнением, а то и вовсе не более чем игрушкой, отходящей на второй план при виде «истинных хозяев морей» - вооружённых крупнокалиберной артиллерией и одетых в мощную броню линкоров. Однако назревающий мировой конфликт вскоре расставил все точки над «i» в этом вопросе.

Самым знаменитым эпизодом Второй Мировой с точки зрения морских операций (или, как минимум, наиболее широко растиражированным в массовой культуре) является внезапная атака японского флота на американскую базу в Пёрл-Харборе. Действительно, это событие произвело на современников настолько ошеломляющий эффект, что американский историк У.Лорд назвал 7 декабря 1941 г. «днём позора» Америки. В этот день шесть авианосцев Объединённого флота Японии под командованием вице-адмирала Ч. Нагумо выпустили со своих палуб в две волны армаду из трёх с половиной сотен самолётов. Торпедоносцы атаковали с использованием подвешенных под днище фюзеляжа торпедами, пикирующие бомбардировщики же, пикируя под большими углами, сбрасывали по кораблям противника бронебойные бомбы. Истребители охраняли своих собратьев, одновременно поливая аэродромы и палубы неподвижных, застигнутых на якорных стоянках в собственной базе кораблей, пулеметным огнём. Для американцев дело закончилось тем, что четыре линкора затонуло, ещё три было тяжёло повреждено и ещё один выбросился на мель. И пусть большинство их до конца войны было отремонтировано и вновь вошло в строй, больше линкоры ВМС США в Тихоокеанской войне, кроме обстрелов берегов, по сути, ничем выдающимся не запомнились. А ведь американцам было прекрасно ведомо, что ещё в одну из ноябрьских ночей 1940 г. англичане провели почти столь же успешную, пусть и гораздо менее известную, атаку итальянских линкоров и крейсеров в гавани Таранто с использованием одного-единственного авианосца «Илластриес» и горстки тихоходных бипланов-«авосек» «Суордфиш» («Рыба-меч»). Результат той образцово-показательной атаки - три серьёзно повреждённых британскими торпедами итальянских линкора, один из которых так и не был впоследствии восстановлен.

Те, кому знакома кинолента «Пёрл Харбор», наверняка знают, что ответом американцев на столь бьющую по чести нации оплеуху стал рейд на Токио шестнадцати сухопутных бомбардировщиков В-25, специально погружённых на борт авианосца «Хорнет» (но не помешавшихся в ангар и поэтому все время операции стоявших прямо на палубе!) 18 апреля 1942 г. Эта акция известна как «Рейд Дулиттла» по имени командующего звеном самолётов полковника Дулиттла. Несмотря на то, что экономический и военный ущерб от налёта фактически был равен нулю, психологическое значение «выпада» переоценить сложно, ведь теперь и каждому японцу было ясно, что война так или иначе затрагивает и его собственный дом. В мае этого же года во время операций в водах близ Новой Гвинеи и северо-восточной Австралии произошёл первый в истории морской бой, в котором противники на кораблях не видели друг друга, выпуская «длинный меч» в лице эскадрилий торпедоносцев и бомбардировщиков, самостоятельно находивших и атаковавших противника. Американцы потеряли в этом бою «Леди Леке», но при этом не позволили японцам высадиться в Порт-Морсби.

В начале июня 1942 г. произошло событие, по мнению многих историков, ставшее переломным в ходе всей войны на Тихом океане. Крошечный атолл Мидуэй в самом центре необъятного Тихого океана стал ключевой точкой японской стратегии. В битве схлестнулись четыре японских и три американских авианосца. Забегая вперёд, скажем, что победа, причём победа сокрушительная, осталась за американцами, но даже всё тот же У. Лорд назвал её «Невероятной» и эту фразу вынес в заголовок своей книги об этом сражении. Японцам не повезло с тем, что в решающий момент боя, когда эскадрильи американцев приближались к японским кораблям, их командующий, адмирал Нагумо, затеял перевооружение самолётов с бомб на торпеды прямо на полётной палубе. Были проведены шланги бензопроводов, на палубах сгрудились тонны боеприпасов... И в этот момент американцы начали свою атаку! Один за другим три из четырёх авианосцев японцев, флагман «Акаги», «Кага» и «Сорю» взорвались и затонули. Да и четвёртому, «Хирю», жить оставалось совсем недолго, он пережил своих собратьев всего на несколько часов, зато его самолёты успели настолько серьёзно повредить американского визави «Йорктаун», что он потерял ход и был покинут экипажем. Через пару дней его окончательно добила японская субмарина I-168. Несмотря на то, что до конца войны на Тихом океане оставалось ещё более трёх лет, японцы уже больше никогда не оправились после этого тяжёлого поражения. Наиболее трагичным для них обстоятельством было то, что в битве погибли лучшие лётчики, те, что некогда одержали блестящую победу в Пёрл-Харборе. прошедшие через горнило боёв в Ост-Индии и Индийском океане...

Владыки двух стихий

А американцы, методично наращивая мощь своего флота, с 1943 просто-напрсто «штамповали» свои авианосцы, среди которых были и тяжёлые типа «Эссекс», и лёгкие типа «Индепенденс», и эскортные самых разных типов. В конце концов, уже к концу 1944 г. «янки» устранили японский флот как серьёзный фактор в войне. Неслучайно именно с этого периода японцы стали активно обращаться к знаменитой тактике «камикадзе» - пилотов-смертников, в фюзеляж самолётов которых вмонтирован заряд взрывчатки. Сегодня в Интернете можно найти множество кадров кинохроники тех лет, на которых видно, как мощнейшая корабельная зенитная артиллерия (к концу Второй мировой на авианосцах устанавливались по нескольку десятков, а то и более сотни зенитных орудий разных калибров) ведёт шквальный огонь по приближающимся камикадзе. Большинство отчаянных лётчиков падало в море, но многие добивались попаданий и вызывали огромные разрушения и человеческие жертвы. Тем не менее, ни один американский и британский тяжёлый авианосец в последние месяцы войны от рук камикадзе не погиб, а переломить ход войны японцам было уже не под силу.

Не стались без участия авианосцев и важнейшие морские битв в Атлантике и на Средиземноморье - так, именно от торпеды всё с той же «авоськи» - «Суордфиша» потерял манёвренность и в итоге был настигнут и потоплен знаменитый немецкий линкор «Бисмарк». Сами же немцы и итальянцы так и не смогли построить ни одного авианосца для своих флотов. Спущенный на воду и почти достроенный немецкий «Граф Цеппелин» после войны достался Советскому Союзу, однако по назначению никогда не использовался.

Проблемы реактивной эры

Появление реактивных самолётов бросало развитию авианосцев как класса боевых кораблей новые вызовы. Так, значительно возросли взлётные и посадочные скорости самолётов, что накладывало отпечаток на безопасность взлётно-посадочных операций. Возрос и общий вес машин, а реактивные двигатели оказались гораздо «прожорливее» обычных поршневых, поэтому на кораблях нужно было изыскивать дополнительное пространство для авиационного керосина.

С проблемой безопасности посадки стремительно двигающегося реактивного самолёта на палубу, порой загромождённую техникой, в начале 1950-х гг. успешно справились англичане. Кэптен (капитан 1 ранга) Д. Кэмпбелл предложил палубу для посадки самолётов располагать не параллельно оси корабля, а под углом в несколько градусов. Это позволило бы самолёту, «промахнувшемуся мимо» натянутых тросов аэрофинишёров, выйти на второй круг без опасности врезаться в стоящие на палубе объекты. На британском же авианосце «Персеус» также в начале 1950-х проходили испытания изобретённой коммандером (капитан 2 ранга) К. Митчеллом паровой катапульты. До этого заметно «пополневшие» летательные аппараты с реактивным двигателем с разной степенью успеха пытались поднять в воздух с помощью гидравлики, пневматики и даже пороха. И, наконец, третьим изобретением «с Туманного Альбиона» стала оптическая система посадки, изобретённая коммандером Гудхартом и значительно упростившая и обезопасившая процедуру посадки самолёта на палубу.

Владыки двух стихий

 
Суперавианосцы атомного века

Все эти усовершенствования в большинстве в жизнь воплощали не их создатели, англичане, а их соседи по ту сторону Атлантики, американцы. После окончания Второй Мировой США, по факту, стали единственной великой морской державой, оставив далеко позади даже бывшую «Владычицу Морей» Британию. На американских стапелях в Нью-Йорке, Филадельфии и Ньюпорт-Ньюс (Newport-News Shipbuilding and Dry Dock Company - единственный производитель атомных авианосцев США в настоящее время) один за другим закладывались и вводились в строй «суперавианосцы», специально построенные для базирования и обслуживания реактивных самолётов. Полное водоизмещение кораблей типов «Форрестол» и «Китти Хок» достигало 80 тыс. т., а вступивший в строй в 1961 г. первый в мире атомный авианосец «Энтерпрайз» имел полное водоизмещение 93 500 т. и длину 342 м. (для сравнения, основные «рабочие лошадки» ВМС США во Второй Мировой войне, авианосцы типа «Эссекс» имели полное водоизмещение 36 000 т., длину 266 м.). «Энтерпрайз» мог нести до 90 самолётов разных типов, а атомная силовая установка давала ему практически неограниченную дальность плавания. В 1975 г. в строй вошёл «Нимиц», первенец в серии из десяти суперавианосцев ВМС США, составляющих ныне их «становой хребет». Сегодня в составе американского флота находятся одиннадцать атомных авианосцев, последний неатомный корабль данного класса, «Китти Хок», был списан в 2009 г. Причиной списания «обычных» авианосцев в немалой степени является баснословная стоимость эксплуатации их энергетической установки.

Последний, десятый корабль серии, получивший имя «Джордж Буш» (полное водоизмещение 100 000 т.) в честь президента США Джорджа Буша-старшего, был принят в состав флота в 2009 г. Стоимость постройки каждого подобного корабля составляет около 4,5 млрд, долларов, а ежегодные расходы на эксплуатацию - около 160 млн. долларов. Тем не менее, авианосцы и впредь будут составлять основу военно-морской доктрины США, предполагающей как можно более оперативное и эффективное вмешательство с моря в дела на суше в любой доступной точке земного шара. В постройке ныне находится первый в новой серии атомных авианосцев, «Джеральд Форд». Несмотря на то, что его конструкция основывается на предыдущих авианосцах типа «Нимиц», в неё внесён ряд новейших технических решений, в частности, перспективные электромагнитные катапульты.
Новости по теме:
Поиск по сайту:
Тайное и неизведанное, загадки истории
Рейтинг@Mail.ru
© 2013-2017 Все права защищены