up
» » Гибель "Отважного"
Катастрофы
Jadaha от 11-09-2013, 23:54
Гибель "Отважного"
Вернуться на главную
4 204 просмотров
0 комментариев

Современный боевой корабль - это сочетание несовместимого. Горючее и кислород, взрывчатка и электричество стиснуты в закрытом пространстве. малейшая ошибка может привести к трагедии. В истории флота таких трагедий было немало, только говорить про них было не принято..

Утром 30 августа 1974 года большой противолодочный корабль «Отважный» вышел из Севастополя для участия в ракетных стрельбах. На его борту было 258 членов экипажа, 16 курсантов и офицеры штаба Черноморского флота всего 287 человек. Командовал кораблём капитан 2-го ранга И. П. Винник.

К 10 часам утра «Отважный» прибыл в назначенный квадрат напротив мыса Херсонес, где уже находились эсминец «Сознательный» и ракетные катера.

По сигналу «Учебная тревога» экипаж разбежался по командным и боевым постам. Через минуту в погребе с боезапасом раздался хлопок. Повалил дым, просачиваясь в пост управления ракетами. Сидящий на посту мичман Шупортяк понял, что дело плохо, и бросился бежать, забыво кнопке аварийного пожаротушения...

Как потом выяснилось, в погребе сработал двигатель одной из ракет. Спустя 20 секунд пожар уже бушевал вовсю. Огненный шлейф, вырывавшийся из сопла ракеты, прожигал все вокруг. Два человека, находившиеся поблизости, погибли мгновенно.

Пожар на корабле опасен, а на боевом корабле, набитом боеприпасами под завязку, опасен вдвойне. И худшее не заставило себя ждать..

«Я бежал за теми, кто был впереди, - вспоминал матрос Александр Колышев. - Из коридора через умывальник вбежал в гальюн, где меня и застал первый взрыв. Все упали... На нас посыпалась изоляция с переборок».

Через несколько секунд раздался второй взрыв. Видимо, сработали двигатели ещё одной или даже нескольких ракет. Третий взрыв выворотил палубу надстройки. Оттуда вырвался мощный столб пламени. Ракетная установка задралась вверх, покачалась из стороны в сторону, и её забросило на дымовую трубу. Металл от жара скручивался, словно береста, и плавился. Корма, пробитая взрывом, стала оседать. Огонь подбирался к погребам, где хранились глубинные бомбы. В камбузе на матросов обрушились котлы с кипящей водой. Ошпаренные люди метались в коридорах, задыхаясь от дыма и газов. Один из матросов попробовал выбраться через иллюминатор и застрял. Капитан 1-го ранга Балашов увидел, как с тела обречённого матроса слезает кожа...

Экипаж пытался остановить пламя. Пожар даже было притушили, но кончилась углекислотная пена, и огонь вспыхнул с новой силой. Рвались боеприпасы. Кормовую переборку прошило осколками. Люди метались по палубе, пытаясь уйти от пожирающего всё на своём пути пламени. Огонь отрезал на корме 13 человек. Они не слышали команд, передающихся по громкоговорящей связи, не знали, что делать, и, опасаясь очередного взрыва, бросились за борт. Лишь один матрос, не умеющий плавать, в ужасе ухватился за флагшток.

Был отдан приказ затопить погреба, находящиеся рядом с бушующим пожаром. Крен корабля, и так затапливаемого через пробоину, увеличился до 12 градусов.

С эсминца «Сознательный» и большого противолодочного корабля «Бедовый» высадились на полыхающий корабль аварийно-спасательные группы. Но и они не смогли помочь экипажу «Отважного». Загорелось топливо, вытекающее из пробитых цистерн. За борт полетели раскалённые торпеды. Крен увеличился до 16 градусов Вокруг «Отважного» собралось много кораблей, но попытки потушить пожар углекислотной пеной или отбуксировать корабль к берегу были безуспешны. 

С корабля быстро были эвакуированы секретные документы. В 11:24 в море были сброшены торпеды, крен корабля удалось уменьшить до 14 градусов. При этом погреба боеприпасов №6 и 7 были затоплены водой при помощи пожарных гидрантов. В 11:55 на место событий для оказания помощи прибыл БПК «Комсомолец Украины». 

В 11.59 пожар на борту корабля удалось локализовать, из погребов стал валить белый дым. Однако через 7 минут произошел обрыв буксирных тросов с эсминца «Сознательного», новые тросы начали заводить с «Бедового». Все это время пожар в кормовом машинном отделении корабля продолжался. В 12.27 была подана команда о прекращении подачи воды в отсек, решено было использовать лишь пену. В кормовом машинном отсеке была активирована система химического пожаротушения. Буксировка терпящего бедствие корабля со скоростью 3 узла вновь началась в 12:49, в это время крен противолодочного корабля достиг 17 градусов. 

В 12:55 на место прибыло спасательное судно «Бештау» в 13:20 – СС-15 и СС-26, спустя еще несколько минут пожарно-дезактивационное судно «Пламя». С этих судов на борт БПК «Отважный» в район горящих погребов подавалась пена. В 14:30 была начата попытка откачки воды из кормовых отсеков, но через 17 минут произошел взрыв авиационного боезапаса, расположенного в погребе №10. По всей видимости, одновременно с этим взорвалась и цистерна, в которой хранилось 5 тонн авиационного керосина. Все это серьезно осложнило ситуацию, крен корабля на правый борт быстро достиг 19 градусов, увеличившись до 25. В 14.47, спустя пять часов после начала пожара, на корме раздался мощный взрыв. Запылал керосин. Корабль резко накренился, выпрямился и снова накренился, погружаясь всё глубже и глубже. В 15:07 он стабилизировался на отметке в 27 градусов. Еще через 3 минуты на корабле прекратилась подача питания на приборы и отключилось освещение. В 15:12 личный состав получил приказ: «Личному составу покинуть корабль», последним БПК покинул его капитан.

«После этой команды, - вспоминал мичман Карпенко, - на спасатель стали прыгать офицеры штаба, финансист и другие. Вокруг корабли спустили баркасы. Я уговаривал моряков прыгать. Смотрю, выходит на верхнюю палубу боцман в жилете. Недалеко от него - матрос Эрназаров, не умеющий плавать. Я говорю боцману: "Дай ему свой жилет, будем спускать его по буксирному канату". Спускаюсь по левому борту, Эрназаров за мной. Уже было днище я руками ощущал ракушки. Говорю: "Прыгай после меня, когда я отплыву". Прыгнул, а он висит. "Прыгай!" - он висит. Вокруг уже топливо гореть начинает - он висит. Подошёл моторный баркас, и с него багром попытались снять моряка. Я отплыл, оглянулся, смотрю - он висит, и лишь когда его уже перестали снимать, упал между кораблём и баркасом. Море было 3-4 балла, сильный ветер относил плотики, выброшенные самолётами и вертолётами».

«С «Отважного» люди боялись прыгать - рассказывал механик Глеб Умеренков. - Высота у левого борта была около 15 метров. Стали толкать людей вводу. Один моряк в жилете вцепился в леера и поручни так. что его оттащить не могли. Я протянул ему второй жилет, он протянул к нему руки, и тогда мы толкнули его в воду. Прыгнул и я; плывём с ним, он держится за моё плечо и орёт. Какой-то лейтенант в воде пел: “Врагу не сдаётся...”. «Отважный» ещё тянули, но когда он пошел кормой вниз, буксир обрубили. Корабль стал вертикально, и минут 30 был виден его нос. Вероятно, он стоял на дне...»

В 15.35 БПК «Отважный» начал погружаться в Черное море кормой без опрокидывания, с эсминца «Бедового» отдали буксир. Спустя всего 12 минут корабль полностью скрылся под водой. Глубина в месте его затопления составляла порядка 125 метров. Всего с момента обнаружения на корабле пожара до его затопления прошло 5 часов 47 минут. В результате внутренних взрывов и образовавшихся пробоин в корпусе корабль принял на борт почти 3600 тонн воды, затопленными оказались 6 непроницаемых отсеков. При этом после затопления 4-х отсеков, расположенных в корме, дифферент и крен удалось стабилизировать, и БПК имел положительную остойчивость. Но когда вода полностью затопила еще 2 отсека, запас плавучести судна был исчерпан. Однако, даже затонув, БПК «Отважный» продемонстрировал очень высокую живучесть. Согласно спецификации корабли данного проекта могли оставаться на плаву только после затопления 3-х смежных отсеков. 

Подсчитали спасённых, 24 человека погибли от взрывов или во время тушения пожара.

Комиссия Министерства обороны пришла к выводу, что причиной пожара стало срабатывание двигателей одной из ракет, признала, что экипаж проявил мужество и действовал умело. Образцовой была признана живучесть кораблей «проекта 61» - после взрыва погреба «Отважный» продержался на воде почти шесть часов! Кроме мичмана Шупортяка, иных виновных искать не стали. По легенде, к этому невольно приложил руку генсек ЦК КПСС Л. И. Брежнев. Когда ему доложили о гибели «Отважного», он ехал в хорошем настроении с чествования в Новороссийске героев Малой Земли. «Ну, вы там сильно не наказывайте» - этой фразы генсека, оказалось достаточно, чтобы не посыпались звёзды с погон.

Министр обороны Гречко потребовал поднять корабль любой ценой. Приказ был отменён лишь после того, как установили, что корпус затонувшего судна разломился на несколько частей. Водолазы срезали с него радиолокационные мачты, а потом корпус взорвали. У уцелевших членов команды взяли подписку о неразглашении и «разбросали» дослуживать по другим кораблям.

Новости по теме:
Поиск по сайту:
Тайное и неизведанное, загадки истории
Рейтинг@Mail.ru
© 2013-2017 Все права защищены