up
» » «Рыбное дело»: крупнейший мафиозный скандал позднего СССР
Интересное
Jadaha от 14-08-2017, 17:09
«Рыбное дело»: крупнейший мафиозный скандал позднего СССР
Вернуться на главную
635 просмотров
0 комментариев

«Рыбное дело»: крупнейший мафиозный скандал позднего СССР6 февраля 1979 года в газетах Советского Союза появилось короткое сообщение о том, что Александр Акимович Ишков, Герой Социалистического Труда, министр рыбного хозяйства СССР, уходит на заслуженный отдых. Мало кто знал, что за скупым сообщением о выходе на пенсию высокопоставленного чиновника скрывается масштабный коррупционный скандал.


Лучше перевес, чем недовес
Александр Ишков был одним из тех советских министров, кому, казалось, всё нипочём.
У руля рыбной промышленности он встал в 1940 году и с тех пор практически бессменно руководил отраслью. С именем этого человека связана целая эпоха. Его стараниями Советский Союз обзавелся мощным рыболовным флотом из траулеров, рефрижераторов, плавучих баз. Было модернизировано портовое хозяйство, разработана программа обеспечения населения страны рыбопродуктами. Он обладал несомненными организаторскими способностями и хорошо знал свою сферу деятельности со всеми её особенностями и подводными камнями. Так, Ишкову было известно, что работники торговли, которым рыбаки сдавали свой улов на реализацию, успешно обогащались и при этом с формальной точки зрения даже не нарушали правил продажи. Дело в том, что моряки рыболовецкого флота свой улов взвешивали прямо на борту кораблей, к прибытию в порт приписки заполняя все необходимые документы. В условиях качки, неизбежной даже при слабом волнении на море, точные измерения сделать было невозможно. Поскольку сдать улов с недовесом означало рисковать быть обвинённым в хищении, рыбаки, перестраховываясь, предпочитали докладывать в каждый ящик килограмм-другой - на всякий случай. Лучше перевес, чем недовес. В итоге, когда рефрижератор приходил в порте сотней ящиков свежемороженой рыбы на борту, лишние килограммы складывались в тонны неучтённой продукции, не проходившей ни в каких накладных. Торговцы, пользуясь этим, продавали оказавшуюся «лишней» рыбу из-под прилавка, кладя деньги себе в карман.


Экспериментальный магазин «Океан»
Министр быстро смекнул, что такая схема превращает простую рыбу в золотую. Ежегодно в Советском Союзе вылавливали около 70 миллионов тонн рыбы. Можно представить, какой колоссальный объём неучтённых морепродуктов проходил мимо кассы. Это был неисчерпаемый источник личного обогащения для того, кто сможет прибрать торговлю к рукам. Александр Ишков исподволь, проявляя должную осторожность, стал убеждать высшее партийное руководство в необходимости передачи его ведомству прав на реализацию собственной продукции. Он доказывал, что это уменьшит экономические издержки, избавит от бюрократических проволочек. Люди будут получать свежую продукцию, а государство увеличит поступления в бюджет.


Чтобы доказать состоятельность своей идеи, Ишков добивается права построить в Сочи экспериментальный магазин «Океан», подчинённый министерству рыбного хозяйства. Статус курортного города, обилие в его окрестностях государственных дач, на которых отдыхали партийные начальники, давало отличную возможность ознакомить людей из разных уголков Страны Советов с преимуществами нового магазина. Но для этого надо было произвести на покупателей впечатление. И министр постарался на славу. Оборудование для «Океана» за валюту покупали на Западе, в торговых залах царила идеальная чистота. Подумали и о дизайне помещений, в котором преобладали бело-голубые тона, ставшие фирменными. На фоне серых безликих советских магазинов детище Ишкова смотрелось образцово-показательным. Приятно радовали глаз и цены. Неудивительно, что в «Океане» очень быстро стали выстраиваться очереди.


Оценив результаты сочинского эксперимента, Председатель Совета министров СССР Алексей Николаевич Косыгин одобрил план по организации целой сети магазинов «Океан» по всей стране. В Советском Союзе впервые за долгие десятилетия, вопреки действовавшему правилу монополии на внутреннюю и внешнюю торговлю, отраслевое производственное министерство получило право самостоятельно реализовывать свою продукцию. Через специально созданное Всесоюзное объединение «Союзрыбпромсбыт», курировавшееся заместителем Ишкова В. И. Рытовым, по всей стране распределялись дары моря - в том числе и неучтённые. Деньги полились рекой, словно чиновники и впрямь поймали золотую рыбку, исполняющую желания.


Попались на крючок
Но, как и в известной сказке, бюрократов подвела жадность и самонадеянность. Под монастырь всех причастных к продаже неучтённых даров моря подвели два человека - генеральный директор «Океана» Фельдман и директор одного из фирменных магазинов Фишман, большие любители отдыха за границей. Каждый раз, выезжая в турпоездку в социалистические страны, они брали с собой десятки, а то и сотни тысяч рублей, обменивали их на валюту, а затем переправляли на Запад, вкладывая в местные банки на подставные счета или же просто чемоданами ввозя из-за рубежа дефицитные в Советском Союзе товары. Проще говоря, занимались контрабандой. Чем и привлекли внимание сотрудников КГБ, у которых возник вполне резонный вопрос: «Откуда деньги?»


Желая получить ответ из первых уст, работники госбезопасности арестовали чиновников и подвергли допросу с пристрастием. Те очень быстро заговорили, раскрывая схемы «серых» продаж, рассказывая, кому и когда давали взятки за молчание, а также называя имена соучастников. К удивлению следователей, в ходе дознания всплыла фамилия руководителя Всесоюзного объединения «Союзрыбпромсбыт» Юрия Рогова. Его тут же пригласили в следственный отдел КГБ СССР для дачи объяснений. Где он всем признался.

 

Вскоре дела всех троих - Фишмана, Фельдмана и Рогова - передали в суд. Все улики, полученные в ходе допросов, Комитет государственной безопасности передал на изучение в Прокуратуру СССР. Здесь сразу поняли, что ни один из арестованных госбезопасностью людей не мог организовать столь запутанные схемы незаконного заработка и надо искать «рыбу» покрупнее. Дело квалифицировали как «особо важное», поручив его расследование самым опытным сотрудникам под руководством заместителя Генерального прокурора СССР В. В. Найдёнова. К работе над делом подключили и Министерство внутренних дел в лице начальника управления по надзору за следствием и дознанием в органах внутренних дел Г. П. Каракозова. Совместными усилиями, распутывая коррупционные схемы, следователи вышли на заместителя министра рыбного хозяйства В. И. Рытова. Его арестовали, обвинив в хищениях в особо крупных размерах - статья, за которую в Советском Союзе карали смертной казнью. В ходе обыска у чиновника изъяли 300 тысяч рублей, что стало неопровержимым доказательством вины. Пытаясь спасти свою шкуру, Владимир Рытов начал чуть ли не каждый день писать явки с повинной, называя все новых и новых лиц, дававших ему взятки и вовлечённых в коррупционную схему реализации даров моря.


По наводке арестованного замминистра проводились проверки, каждая из которых выявляла всё новых фигурантов дела, названного, как и сеть магазинов, «Океан». Практически со всеми задержанными дознание проводил Г. П. Каракозов. Высококлассный специалист, эрудит, он до тонкостей разбирался в психологии преступника и умудрялся найти подход к каждому. Кому-то он читал Уголовный кодекс, в своих комментариях к статьям живописно изображая, что ждёт обвиняемого в случае отказа сотрудничать. Кому-то обрисовывал схемы преступных связей, тем самым показывая: следствие уже так много знает, что отпираться бессмысленно. К кому-то заходил в генеральском мундире, навесив на него все награды, какие только мог найти, тем самым производя неизгладимое впечатление. В итоге, ни разу не повысив голоса, не тронув никого пальцем, Каракозов добился того, что арестованные с поразительной откровенностью выкладывали всё, что им было известно.

«Рыбное дело»: крупнейший мафиозный скандал позднего СССР 
В результате совместных действий правоохранительных органов была вскрыта разветвленная криминальная структура, которая занималась сбытом морепродуктов, в том числе и контрабандой за границу чёрной икры.
За руку оказался схвачен и сам А. А. Ишков. Однако его, как фигуру особого масштаба, по личному приказу Брежнева арестовывать не стали. Его по-тихому сняли с поста, лишив возможности наживаться на незаконной торговле, и отправили на пенсию. Он легко отделался, если учесть, что его заместителя Рытова приговорили к расстрелу.


Сочинско-краснодарское дело
Однако это был ещё не конец. Предстояло нанести последний удар по рыбной мафии, разгромив её там, где всё начиналось.
Когда в начале 1980-х годов в Краснодарском крае высадился прокурорский десант, к этому отнеслись довольно спокойно. Здесь ни один коррупционный рубль не проходил мимо первого секретаря крайкома КПСС Сергея Медунова. А он чувствовал себя в полной безопасности, поскольку был личным другом Леонида Ильича Брежнева. Министр Ишков хорошо знал, что делает, когда организовывал через сочинский «Океан» контрабанду чёрной икры за границу: за определённый процент Медунов надёжно прикрывал преступные деяния. Все рассчитывали, что и теперь всевластный руководитель Кубани защитит коррупционеров от следствия.


Однако преступники не учли одного. Брежневу оставалось жить лишь несколько лет, и здоровье уже не позволяло ему выступать полновластным хозяином СССР. В кулуарах политбюро ЦК КПСС начинается борьба за власть, в которую включается и председатель
КГБ Юрий Андропов. В его интересах было провести в политбюро своих сторонников и не допустить противников - коим являлся и С. Ф. Медунов. Сотрудники госбезопасности снова подключаются к делу «Океана», начиная собирать компромат на краснодарскую партийную элиту.


Первым в тюрьму угодил директор местного «Океана» Пруидзе, на которого указал замминистра Рытов. Затем последовали аресты и сочинских чиновников, связанных с Пруидзе, в том числе и председателя сочинского горисполкома Воронкова. Через них вышли на более крупного игрока - секретаря крайкома КПСС А. Тараду, отвечавшего за местную торговлю и промышленность. За определённую мзду он многие годы закрывал глаза на коррупционного спрута, опутавшего Краснодарский край. Он же собирал деньги со всех местных подпольных цеховиков-миллионеров на взятки и подарки вышестоящему начальству. После ареста Тарады у него изъяли 200 тысяч рублей, более сотни сберкнижек на предъявителя и целое ведро (!) золота. Следователи понимали, что в их руках оказался ценнейший источник информации.
Однако совершенно неожиданно Тарада скончался в тюрьме. Несмотря на смерть потенциального «стукача», среди местных чиновников началась паника. Руководство региона стало изыскивать любые способы скомпрометировать следствие и закрыть его.


В Москву полетели жалобы и ложные доносы: №107017 о применении следователями пыток и фальсификации показаний. Медунов обвинял Москву в том, что она «избивает партийные кадры на манер 37-го года». Предпринимались попытки надавить на заместителя Генерального прокурора Найдёнова, а когда не вышло, коррупционеры добились того, что в конце 1981 года его отправили в отставку.
Но все это не помогло. В ходе последней битвы с рыбной мафией в Краснодарском крае более 5 000 чиновников были уволены со своих постов и исключены из КПСС, ещё около 1 500 человек получили реальные сроки. Под тяжестью неоспоримых доказательств Москва была вынуждена снять с должности и секретаря Краснодарского крайкома С. Ф. Медунова.


Сочинско-краснодарское дело стало крупнейшим из судебных процессов против магазинов «Океан». И далеко не единственным. В Грузии и Узбекистане, на Дальнем Востоке и в Москве арестовывали коррупционеров и контрабандистов. По сути дела, все ключевые фигуры Министерства рыбной промышленности оказались в той или иной степени замешаны в этой преступной схеме. Конечно же об этом в СССР предпочитали не распространяться, ведь это бросало тень на всю советскую власть. Все произошедшее, в лучших традициях тех лет, представили «перегибами на местах». И лишь в начале 1990-х годов стало известно о подлинных масштабах случившегося.

Новости по теме:
Поиск по сайту:
Тайное и неизведанное, загадки истории
Рейтинг@Mail.ru
© 2013-2017 Все права защищены